Новости портала

Зелёные финансы

Новости
Весна! Зазеленели финансы в России.
«Зеленые» финансы поют сольные романсы пока.
Как ни удивительно прозвучит, но есть сфера, в которой прошлый год с его пандемией не только не затормозил позитивную динамику, но даже наоборот. Речь идет о продвижении стандартов и практики зеленых финансов: эксперты считают, что все последние годы шло накопление опыта и понимания их нужности и неизбежности имплементации в России, и сейчас страна на пороге резкого скачка уже во внедрении зеленых финансов.
Речь об этом шла на онлайн-дискуссии по итогам годового доклада-2020 «Зеленые финансы России», подготовленного совместно Национальным Рейтинговым Агентством и Экспертно-аналитической платформой ИНФРАГРИН. В организации дискуссии участвовали два агентства уже упомянутое Национальное Рейтинговое агентство и Медиаагентство по управлению событиями в сфере устойчивого развития ESG-media.
Термин зеленые финансы появился в России всего два года назад, когда на московскую биржу вышли облигации компании ресурсосбережения ХМАО. Это инвестиции и финансовые инструменты, направленные на реализацию экологически чистых, энергоэффективных и низкоуглеродных проектов. Основные инструменты: зеленые облигации, льготное кредитование, зеленые социальные проекты.
– Тогда в стране еще не было зеленого рынка, но уже были наработаны первые методологические подходы в рамках совместного проекта Всемирного фонда дикой природы и Национального рейтингового агентства. Развивалась практика оценки экологических рисков крупнейших компаний. За два года в России в этой теме произошел количественный и качественный рывок, - заявил Виктор Четвериков, управляющий директор по проектам развития Национального Рейтингового Агентства
Доклад «Зеленые финансы» 2020-го года не первый такой, но он очень полный и системный, а это сегодня крайне важно. Вокруг очень много разрозненной информации по данной проблематике, и ее надо было собрать и сфокусировать на ключевых событиях. Основными такими событиями для рынка стало то, что в реестре ИНФРАГИН по итогам 2020 года находится 12 выпусков зеленых облигаций пятью эмитентами и 4 выпуска социальных облигаций двумя эмитентами. Общая сумма составляет 170 млрд. рублей. Цифру г-н Четвериков охарактеризовал так: она впечатляющая, хотя с позиций фондового рынка, и не очень велика, но она отражает тренд, это начало большого пути.
В общем, дорога проторена уже неплохо: в прошлом году сразу несколько российских компаний и банков получили зеленые кредиты, то есть, начали использовать практику интеграции в свою деятельность ESG-факторов. Например, компания «Полиметалл» получила от банка Societe Generale Росбанк 125 млн. долларов именно на финансирование проектов по переходу к устойчивой низкоуглеродной экономике. Московский кредитный банк привлек кредит, привязанный к ESG-показателям, на сумму 20 млн. долларов от немецкого банка Landesbank Baden-Wuerttemberg. Горно-металлургическая компания «Металлинвест» внесла изменения в условия синдицированного кредита на 200 млн. евро, в соответствии с которыми процентная ставка привязана к ключевым показателям ESG. Все это примеры нового тренда российских реалий, который показывает изменение их стратегий. Кроме того, в прошлом году был разработан целый ряд методологических документов в области зеленых финансов и устойчивого развития. Например, качественно изменился состав верификаторов по зеленым и социальным облигациям на Московской бирже. Теперь они включают 17 верификаторов. В числе которых экспертные агентства, рейтинговые агентства и аудиторы. 
 – Единственного верного подхода к интеграции ESG не существует, процесс зависит от индивидуальных решений в компаниях, их ресурсов, клиентов, направленности бизнеса, и это необходимо учитывать. Кроме того, необходимо вовлечение в эту политику всех стейкхолдеров, и этот процесс идет: сейчас в ней задействованы не только финансисты, но и акционеры, и клиенты. И это влияет на развитие бизнеса компании и оценку ею ESG -рисков в своем бизнесе. Крупные компании этим уже занимаются, у них есть большие наработки в области достижения ЦУР. Необходимо распространять эту практику на средние и малые компании. Иногда малым компаниям или стартапам проще, так как есть возможность строить бизнес уже с самого начала руководствуясь ЦУP и формировать повестку ESG параллельно со стартом бизнеса. У крупного бизнеса, особенно производственных и добывающих компаний такой оперативности в маневре нет, поэтому они вынуждены встраивать принципы ESG уже в существующую деятельность. При этом важно сохранять бизнес или производственный цикл стабильным, чтобы не парализовать деятельность новациями в области устойчивого развития, - заявил г-н Четвериков.
Светлана Бик, руководитель экспертно-аналитической платформы «Инфраструктура и финансы устойчивого развития», член Совета российского экологического общества, подчеркнула значимость сегодняшнего момента для развития зеленого финансирования:
– Границу между 2020 и 2021 годами я считаю этапной. С 2018 года до начала 2021 года я бы назвала экспертным периодом – это была подготовка, «разогрев», попытки наложить развивающуюся зарубежную практику на российские реалии. До 2021 года мы фактически убеждали государство, что запрос на зеленые инвестиции в России созрел, и не все у нас плохо, и инвесторы у нас появляются, и эмитенты, которые хотят заявить обществу, что они хотят следовать зеленым путем развития. Но невозможно было официально называть облигации зелеными! Теперь все есть. В Стандарты эмиссии ценных бумаг, утвержденные Центральным банком, внесена специальная новелла о зеленых облигациях, есть отдельная секция на бирже и распоряжение правительства о том, что Минэкономразвития становится координатором этого направления, а ВЭБ – его методологическим центром. Практически в каждом министерстве создан экспертный совет по устойчивому развитию, и ни один важнейший стратегический документ страны уже не обходится без раздела, посвященного зеленому финансированию и устойчивому развитию. Можно сказать: «Ура! Государство услышало и подключилось». Ведь без поддержки государства такие рынки не запускаются, и весь зарубежный опыт, не важно, в Европе ли в Азии, показывает фундаментальную и ведущую роль государства в создании правил, стандартов зеленых финансов, ведущую роль играют и флагманские суверенные эмиссии.
В России самым крупным эмитентом зеленых облигаций РЖД. Но в этом году специалисты ждут появления новых прорывных флагманских эмиссий, о которых уже заявлено. В частности, речь идет о выпуске зеленых облигаций Москвой, что станет первым субфедеральным бондом. Это однозначно продвинет рынок. Судя по заявлениям некоторых чиновников, идет проработка подходов и в отношении выпуска зеленого ОФЗ. При этом по-прежнему очень важен опыт небольших выпусков для формирования рынков зеленых бондов компаний средней и малой капитализации.
И так, рынок зеленых облигаций разбужен, и что же дальше? Теперь на повестке стоит вопрос, как стимулировать этот рынок. Он, подчеркивает Светлана Бик, молодой, сложный, с большим количеством специфических особенностей, с очень непонятной сегодня ситуацией в базовых экологических направлениях, таких как обращение с отходами. Очень нужны стимулы, мобилизующие инструменты, как, например, субсидии, налоговые преференции, изменения в нормах резервирования, а также развитие экологического страхования. С приходом государства в эту сферу есть надежда, что сдвинется этот мотивационный аспект.  
– Зеленые облигации – это целая живая вселенная. И в этой вселенной сейчас зажигаются новые звезды. Это - SLB-облигации и кредиты. Общий их принцип – привязка доходности к выполнению определенных KPI, а не к целевому использованию средств, как это установлено в зеленой классике. Я считаю, что привязка доходности к результатам использования привлеченных средств намного важнее. Нам очень важно не оказаться в конце «исторического паровоза», и я надеюсь, что коллеги из Минэкономразвития, межведомственной рабочей группы и ВЭБ после завершения первого этапа создания необходимых регулирующих документов для развития зеленого финансирования, перейдут ко второму - к подготовке условий развития новых финансовых инструментов, ориентированных на достижение конкретных экологических эффектов. Собственно, ради того, чтобы жизнь людей становилась чище и лучше, и создается вся эта система, - говорит Светлана Бик.
Одним из наиболее оптимистичных стало на онлайн-дискуссии выступление Екатерины Нагаевой, замдиректора департамента листинга Московской биржи. «Сегодня зеленая повестка и ESG-повестка, - заявила она, - занимают в рабочем графике огромный объем времени, все ими интересуются и о них говорят. Это, вероятно, и есть накопление той физической массы, которое приведет к созидательному рывку, а биржа — это та площадка, на которой видны результаты такой работы».
– Очень сложно быть первопроходцем, удобно и хорошо повторять за кем-то, но у нас есть компании-первопроходцы. Мы ожидаем новых появлений облигации устойчивого развития, облигации KPI. Сегодня они занимают 1%, но их доля стремительно растет. Конечно, хотелось бы увидеть огромную долю нерезидентов, которые покупают эти облигации, но для этого нужно, чтобы эти инструменты стали заметными и большими, чтобы статистика была репрезентативной. Тем не менее, видно, что физические лица к ним проявляют большой интерес, и я расцениваю это как важную психологическую составляющую. То есть, существуют физлица, которые хотят ответственно инвестировать. Надеюсь, что наш сектор будут прибывать инструментами и радовать инвесторов. Я тоже жду прорыва в 2021 году», - говорит Екатерина Нагаева.
Екатерина Нагаева ожидает появления субфедеральных муниципальных облигаций и продолжения работы над дополнительными требованиями по раскрытию информации. Это, подчеркивает эксперт, очень важно, так как нельзя допустить грин-вошинга на российском рынке, а для этого надо учесть все ошибки, которые были сделаны на рынке международном. 
Ряд вопросов и проблем, которые российскому бизнесу еще только предстоит решать в развитии зеленого финансирования, затронула Катерина Герус, основатель консалтингового агентства ESG консалтинг. Эксперт заметила: «Важно, чтобы ключевой менеджмент компании был замотивирован достигать заявленные нефинансовые показатели. То есть, должна быть привязка его компенсации к показателям ESG. Это достаточно сложная задача, многие компании этого пока не делают, но без этого не будет эффективной мотивации».
Прозвучала на онлайн-дискуссии и упоминание конкретного, отраслевого, применения зеленого финансирования в агросекторе.
– Сельское хозяйство оказывает серьезное влияние на выбросы парниковых газов. До 25% их антропогенных выбросов связано с сельским хозяйством. Его значимость в климатической и экологической политике нельзя игнорировать. Кроме того, развитие агросектора - это важный элемент для решения задач продовольственной безопасности, целого ряда задач целей устойчивого развития. Этим нужно заниматься, выпуская, в том числе и долговые инструменты, - заявил Александр Долганов, заместитель председателя правления ПАО КБ «Центр-Инвест». Сам банк активно работает с аграрным сектором в России и имеет опыт выпуска зеленых облигаций.
Самым сдержанным из выступавших стал Михаил Бабенко, директор программы «Зеленая экономика» WWF Россия. В той большой проблематике, которую рассматривали на онлайн-дискуссии, он выделили целую серию рисков. Первым назвал вопрос открытости бизнеса в части воздействия на окружающую среду и на общество. Объяснить крупному бизнесу для чего нужна такая открытость и какие свои задачи он сможет таким образом решать очень сложно.
 – К великому сожалению, даже те компании, которые давно публикуют нефинансовую отчетность, очень плохо представляют, кто же является заинтересованной в этом стороной. Некоторые бизнесмены были очень сильно удивлены, что, оказывается, это читают не только инвесторы, но и общественность. Это важный момент, потому что представления о том, какая информация является существенной у финансового сектора и у общественности различаются, - заметил Михаил Бабенко.
Своего рода обобщением проблематики дискуссии можно назвать выступление Сергея Семенцова, руководителя направления «зеленая экономика» Института исследований и экспертизы ВЭБ РФ, хотя оно и прозвучало не в конце онлайн-обсуждения. Он заметил: «Любая система должна иметь свою цель. Какова цель в развитии зеленых финансов? Это - перераспределить финансовые потоки в соответствии с траекторией устойчивого развития». А также ответил на вопрос о том, есть ли движение на этом пути, при всех, сохраняющихся вопросах: «Если три года назад на вопросы о зеленом финансировании все ответы в ВЭБе были типа «мы газоны не подстригаем», то сейчас это одна их ключевых тем, которая есть в повестке дня».


Made on
Tilda