Новости портала

С чего начинался устойчивый бизнес в России

PRO Устойчивый бизнес
Отчеты о корпоративной социальной ответственности (КСО) и следование стандартам ESG сегодня для бизнеса — неизбежная рутина. Но в середине нулевых о КСО в России почти никто не знал. Как на российском рынке внедрялись новые стандарты, в интервью рассказал экс-исполнительный директор ФК «Уралсиб» Александр Першиков.

— До того как заняться собственным бизнесом, вы долго работали в банковском секторе — были исполнительным директором ФК «Уралсиб». И вместе с командой в 2007 году выпустили первый аудированный в России отчет КСО. Зачем корпорации это понадобилось, ведь в то время мало кто обращал внимание на «социалку»?
— «Уралсиб» тогда уже вел большую работу, связанную с социальной ответственностью, и аудит КСО был следующим логичным шагом в его эволюционном развитии. Подход основателя «Уралсиба» Николая Цветкова к созданию бизнеса всегда включал в себя социальные и экологические проблемы, а также ответственность перед обществом. Он построил первую в России корпорацию, где это стало неотъемлемой частью корпоративной культуры. Если бы на тот момент была премия по ESG (Environment — ответственное отношение к окружающей среде; Social — высокая социальная ответственность; Governance — качество корпоративного управления. — Прим. Plus-one.ru), то ФК «Уралсиб» стала бы ее лауреатом. А тогда, в 2007 году, она получила международную премию за корпоративную прозрачность Transparency Awards.

— Расскажите подробнее про корпоративную культуру «Уралсиба» в то время.
— Еще в 2003 году благодаря Николаю Цветкову главными ценностями ФК стали прозрачность бизнеса и выстраивание долгосрочных и честных отношений с клиентами и партнерами. В «Уралсибе» действовал благотворительный фонд, который финансировал проекты по развитию спорта, образования, культуры, искусства. Фонд поддерживал детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, и инвалидов. Кроме того, что очень важно, в банке не было скрытых комиссий, последовательно сокращалось число дополнительных услуг, которые увеличивают для клиентов стоимость банковского продукта. Эти же ценности поддерживались и внутри коллектива — огромная компания в то время существовала как одна большая семья.

— Чему важному вас научили Николай Цветков и ФК «Уралсиб»?
— Именно благодаря Николаю Цветкову я познакомился с йогой — кстати, до сих пор ею занимаюсь — и стал адептом здорового питания. Предпочитаю есть органическую еду, изучаю упаковки товаров и выбираю продукты с экомаркировкой. В «Уралсибе» в столовой у нас было органическое питание: корпорация развивала собственные производства, а если чего-то не хватало, заключались контракты с теми, кто производил органику.
Специально для сотрудников были организованы курсы йоги: преподавателей отбирал и сам Цветков. И это в начале «нулевых», когда никто даже не смотрел в сторону ЗОЖа. А Николай Цветков, как настоящий визионер, уже внедрял эти практики. Я помню, он дал мне книгу Поля Брэгга (пропагандист здорового образа жизни и альтернативной медицины. — Прим. Plus-one.ru) о том, как дожить до 120 лет. Он не настаивал, а предлагал изучить что-то новое и применить лучшие практики. Потом уже, когда я ушел из ФК, йога стала для некоторых обязательной. Кто-то, правда, был очень недоволен этим. Я думаю, что через все эти практики Цветков пытался помочь людям стать единой командой, коллегам стать лучше, чтобы в трудных условиях они все же смогли достичь поставленных целей.

— С какими сложностями вы столкнулись, когда работали над отчетностью по КСО?
— Активно развивающееся сегодня движение ESG вышло из основ КСО (Global Reporting Initiative Guidelines, GRI), опубликованных ООН в 2000 году. Благодаря этому шагу мировое сообщество стало больше задумываться о последствиях влияния бизнеса на окружающий мир, а не зацикливаться на сиюминутной коммерческой выгоде. ООН подробно изложила принципы аудита, но оказалось, что «большая четверка» российских аудиторов (Deloitte, PricewaterhouseCoopers, Ernst & Young и KPMG. — Прим. Plus-one.ru) была просто не в курсе, как ее провести.

— Как не в курсе?
— Мы были их первыми клиентами и вместе с аудиторами разбирались, что такое GRI, как вести проверку и как все это верифицировать. Нам пришлось помогать прописывать инструкции, чтобы аудиторы смогли по ним создать правила для проверки социальных отчетов. В итоге моя команда была первой в России и, кстати, третьей в мире, применившей принципы КСО к российской компании в полном объеме. ФК прошла аудит у «большой четверки» и получила рейтинг B+ (отчет за 2005 год). Позже получила уже рейтинг A+. В обоих случаях нашим аудитором был PricewaterhouseCoopers. Можно много говорить о том, что ты улучшаешь мир, но только заключение аудитора подтверждает это в корпоративном мире.

— Вы являетесь основателем нескольких стартапов на стыке IT и транспортного бизнеса. Вы продолжаете уделять внимание ESG-принципам?
— Да, конечно, я строю маркетплейсы GetTransfer.com и GetRentacar.com, связанные с автотранспортом, и наша основная задача — это минимизация выхлопов СО2. Сегодня мы используем различные электрокары, активно внедряем алгоритмы по компенсации СО2 для бензиновых и дизельных авто. Клиент добровольно оплачивает компенсацию, которую мы направляем на посадку деревьев.

— Как к вам пришла идея создавать сервис-дискаунтер по бронированию трансферов?
— В 2015 году эта отрасль очень быстро менялась, агрегаторы услуг стали частью нашей жизни. Мне всегда казалось неудобным, что как потребитель я не могу поторговаться: есть тарифы агрегатора, хочешь — бери, хочешь — нет. Я увидел в таком устройстве сервисов возможность для бизнеса. Компания GetTransfer.com, можно сказать, была основана в Куршевеле — недалеко от стойки консьержа отеля, который объявил цену в €800 за поездку до Женевы. Это всего два с половиной часа езды. Сегодня цены на этом маршруте в GetTrаnsfer.com не превышают $250 — при том, что вы поедете на 1-2-летнем «Мерседесе» V-Класса. Идея создать GetRentacar.com пришла мне на Кипре в 2019 году, когда как-то мне пришлось обойти с десяток арендных компаний, чтобы взять авто в аренду на длительный период. Представители всех фирм начали писать мне на WhatsApp. Дальше было ещё хуже: я выбрал автомобиль, но другие компании продолжили бомбардировать меня предложениями о скидках, и на все переговоры у меня ушло часа три еще. С GetRentacar.com больше такой проблемы нет: на выбор машины уходит не больше 2-3 минуты.

— Почему вы сделали ставку сразу на создание международных сервисов?
— Я понимал, что если создам локальный агрегатор, его потом будет сложно масштабировать в других странах, поэтому сразу выбрал бизнес-модель маркетплейса, когда продавцы и покупатели находят друг друга через интернет-платформу и формируют ценовую политику. К тому моменту опыт крупных IT-компаний, таких как, например, Amazon, показал, что маркетплейсы отлично работают.

— За счет чего вам удается добиваться дисконта?
— Подбором авто и получением скидки занимаются машинные алгоритмы (ML). Они работают по определенным схемам: например, находят в базе данных несданные машины и предлагают их владельцам сдать их с дисконтом на определенный срок. Таким образом минимизируется время простоя и увеличивается количество рабочих дней. Это устраивает поставщиков, а клиент получает выгодную цену, и ему не нужно сидеть на телефоне и тратить время на переговоры и выпрашивание скидок.

— Сегодня российское законодательство очень далеко от ESG-повестки. Лидерами недавно созданного ESG-альянса стали далеко не «зеленые» компании, к тому же против России могут быть объявлены новые экономические санкции. В таких условиях не превратятся ли заявления об ESG в обычный гринвошинг?
— Надо понимать, что сверху принципы ESG навязать очень сложно. Это вопрос того, кто во что верит, причем с детства. Если все верят в экологию и «зеленость», то и компании будут такими. То есть, по моему мнению, нужно вести просветительскую работу. Было время, когда все кинулись развивать финансовую грамотность населения, — а сейчас пришло время всем заняться экологическим ликбезом.

— Какие из Целей устойчивого развития вам наиболее близки, и что конкретно вы делаете, чтобы им следовать?
— Как владелец маркетплейсов по аренде и трансферу машин я содействую развитию устойчивых городов и улучшению экологии (ЦУР 11. — Прим. Plus-one.ru), так как мои сервисы стимулируют людей отказываться от частного транспорта.
Больше всего как потребителя меня волнует проблема избыточной упаковки: я искренне не понимаю, зачем продолжать упаковывать технику в пенопласт или зачем сопровождать ее толстыми инструкциями по эксплуатации, если их можно найти в интернете. Я считаю, что нужно законодательно ограничить производителей в объеме упаковки.

Кроме этого, я продолжаю следовать заветам здорового питания и передаю этот опыт своим сотрудникам: например, в офисах вода проходит через высокотехнологичные фильтры. Цветков очень многое сделал для создания ESG-корпорации в России, он много дал тем, кто с ним работал, — просто кто-то смог взять эти знания и развить, а кто-то — нет. Те, кто взяли, ему очень благодарны.

Ссылка на источник: plus-one