Новости портала

Денис Буцаев сравнил российский и иностранный подходы к ESG

PRO Устойчивый бизнес

Гендиректор Российского экологического оператора Денис Буцаев назвал соответствие принципам ESG возможностью развития для российских компаний. Но из-за правил и методик, создававшихся за рубежом, а не в России, отечественный бизнес воспринимает ESG-практику как ограничения. Об этом глава РЭО сообщил во время конференции в ИД «Коммерсант», посвященной ESG-направлению в России в новых экономических условиях.


«На самом деле ESG — больше про возможности, чем про ограничения. Наша страна столкнулась с ESG-повесткой как с ограничениями, а весь мир предусматривал ESG как возможность — получить более дешевое финансирование, привлечь с рынка больше денег от тех групп инвесторов, которые до этого не инвестировали, и упрочить свое положение на рынке путем конкурентных преимуществ, возникающих в сфере соответствия ESG-принципам», — сказал Буцаев.


По его словам, в России действительно играют по чужим правилам, но при этом не создают предпосылок для того, чтобы помогать в достижении целей минимальными затратами. Он указал, что проблема кроется в отсутствии мер стимулирования, разнородности регуляторики и неготовности бизнеса видеть в ESG возможности.

«Первое — регуляторика, она очень различная, вообще в мире она различная. У нас в стране разноликость этих правил и рейтингов уже зашкаливает. Второе — мы не предусматриваем никаких мер стимулирования, чтобы компании этим занимались. И третье — это действительно ментальное отношение, мы действительно в большинстве своем про ESG говорим как про ограничение для бизнеса, с которым мы столкнулись и которое нужно преодолеть. И чтобы преодолеть, нужно собраться и сконцентрировать все свои усилия и пройти ESG-рейтинг. Но повторюсь, ESG не про это. Это в большинстве своем про устойчивое развитие, соответственно про возможности, которые появляются с точки зрения финансирования, рынков и приоритезации движения этих компаний в тех или иных сегментах экономики», — сказал гендиректор ППК РЭО.


Он также не согласился с тем, что Россия была готова к ESG-повестке. Она пришла к ней потому, что в определенной степени страну вынудила регуляторика, которую принял ЕС в отношении товаров, поступающих на его территорию в качестве импортируемых.

«Это ни плохо, ни хорошо, это факт. <…> Западный мир шел к ESG-повестке очень долго и та регуляторика, которую мы с вами ощутили полтора-два года назад, он принимал 10 с лишним лет назад. И это было планомерное движение в отношении того, чтобы закрепить определенные принципы, которым должно отвечать среднестатистическое предприятие в области производства и не только. А мы с этим столкнулись, когда были введены регуляторики в отношении предприятий, которые не отвечают указанным принципам», — отметил Буцаев.


При этом нельзя говорить, что ESG-повестка не присутствовала на территории РФ, добавил он. Возможно, ее аббревиатура не была известна широкому кругу, но институт устойчивого развития по сути появился еще в 1970-е года и за все время прошел несколько реинкарнаций. Сейчас же ситуация такова, что в России нет и не было особых инструментариев, чтобы влиять на политику формирования принципов и правил ESG.

«И нас поставили перед фактом, сказали, что с определенного периода мы должны отвечать тем условиям, которые сформировали не мы, по методикам, которые написали не мы, и в случае, если не будем отвечать, будем платить. В момент, когда мы поняли, что будем платить, ESG резко стала безумно актуальной у нас. Все сразу стали принимать ESG-рейтинги, появились агентства, многие компании совершенно удивительным образом оказались соответствующими всем ESG-принципам и самыми зелеными среди всех. И это выглядело странновато. Принцип ESG не про то, чтобы признать по статусу компанию, соответствующую определенным принципам, а зафиксировать определенное состояние компании в сегодняшней точке и предусмотреть ее планомерное развитие по задачам, которые ставит перед собой устойчивое развитие», — объяснил Буцаев.


Проекты в сфере обращения с отходами могут быть зелеными в той же мере, как и климатические проекты. Денис Буцаев привел в пример американскую компанию Waste Management, которая занимается рекультивацией полигонов и при этом разместилась на бирже с зелеными облигациями.


«Приведу зарубежный пример. Самый яркий — это американская компания Waste Management, одна из крупнейших в мире компаний, которая занимается отходами, в том числе ТКО. Какое-то время назад компания решила разместиться на бирже с зелеными облигациями, это было наиболее неожиданным решением со стороны компании, которая занимается тем, что к экологии имеет отношение больше негативное, чем позитивное. Компания вышла с проектом, в рамках которого была вынуждена приобрести полигоны. С полигонами явно не вязалась ESG-повестка. Компания разработала зеленые климатические проекты, связанные с тем, чтобы перерабатывать метановый газ, который выделяет каждый полигон, в энергетические единицы. И переоборудование полигонов позволило ей реализовать климатические проекты с наиболее высоким рейтингом эффективности. Если условно выделение полигона равнялось 10 единицам, то они ушли в минус от этой шкалы в момент, когда сделали климатическим проект. И разместились они крайне удачно. Это на самом деле показатель того, что можно сделать в нашей отрасли», — сказал Буцаев на сессии «ESG-пересборка: новые приоритеты устойчивого развития в условиях ограничений».


Ссылка на источник: 360